logo
logo
Войти на сайт
Регистрация на сайте
Укажите ваши данные для регистрации

Дело всей жизни

Максим Ковтун надеется, что на его пути больше не будет чрезвычайных ситуаций


В 2019 году машинист эксплуатационного локомотивного депо Челябинск Южно-Уральской дирекции тяги Максим Ковтун моментально среагировал, заметив впереди человека на путях. Экстренное торможение спасло жизнь жителю Миасса.
В ночь на 21 июня локомотивная бригада в составе Максима Ковтуна и его помощника Дмитрия Скребкова вела грузовой поезд из Челябинска в Златоуст. 

Состав приближался к Миассу. Минуя одну из множества кривых малого радиуса, Максим увидел, что примерно в 500 м перед локомотивом с полосы отвода на рельсы вышел мужчина, который с трудом держался на ногах, а спустя мгновение завалился на шпалы. 

На раздумья времени не было. Локомотивщики применили экстренное торможение, одновременно подавая громкие гудки. Но мужчина только махал рукой несущемуся на него поезду. 

Машинист понимал, что не успеет остановиться: тяжёлый состав после экстренного торможения может пролететь ещё около километра. «Время как будто замедлилось, – рассказывал Максим Ковтун. – Мы с Дмитрием с ужасом смотрели на то, как приближается человек, лежащий на путях. Применив торможение, мы дали ему время и шанс спастись, но это зависело уже от него». 

В последний момент мужчина смог перевалиться через рельсы в междупутье и благодаря этому выжил. Спустя секунду по этому месту простучали колёса поезда, который остановился только через 100 м. 

Нарушителем, как выяснили прибывшие на место сотрудники транспортной полиции, оказался 39-летний житель Миасса, который был очень пьян. 

Стоит отметить, что в июне 2019 года прошёл всего месяц, как Максим Ковтун работал машинистом. До этого он шесть лет трудился помощником в грузовом, а затем в пассажирском движении. 

Сегодня Максим Олегович уже не новичок, а настоящий профессионал. Всё так же работает на маршруте от Челябинска до Каменска-Уральского и Златоуста, правда, уже с другим помощником. Говорит, что волнение, с которым поначалу отправлялся в поездки после того случая, прошло. 
«Надо постучать по дереву, ведь с 21 июня 2019 года похожих ситуаций в работе больше не было, – говорит машинист. – Экстренное торможение применять приходилось, но из-за выхода на пути животных. Я стараюсь особо не вспоминать тот случай, но это не значит, что в поездках я расслаблен – концентрация всегда на пределе». 

Максим Ковтун – первый железнодорожник в семье, но, как он надеется, не последний. Он гордится, что четырёхлетний сын Артём тоже хочет стать машинистом. «Я как-то показывал сыну кабину локомотива, он был в восторге, – рассказывает Максим Олегович. – Наверное, любому отцу приятно, когда ребёнок восхищается его работой. Для меня это особенно важно, если учесть, что железная дорога – дело всей моей жизни. Я ни на секунду не разочаровался в профессии, наслаждаюсь каждой поездкой». 

Александр Кичигин 
Челябинск