logo
logo
Войти на сайт
Регистрация на сайте
Укажите ваши данные для регистрации

Ночной излом

Локомотивная бригада обнаружила опасный дефект пути


Машинист эксплуатационного локомотивного депо Киров Горьковской дирекции тяги Роман Урванцев награждён знаком «За безопасность движения поездов на Горьковской железной дороге», а помощник машиниста Вадим Пашков поощрён премией. В январе во время рейса кировская локомотивная бригада обнаружила в пути лопнувший рельс.
Депо Киров обслуживает три направления – до Балезино, Нижнего Новгорода на Горьковской дороге и до Шарьи Северной магистрали. Урванцеву больше всего нравятся поездки на длинное плечо – в Нижний Новгород. За 456 км много раз сменится пейзаж за окном кабины, никакого однообразия. Не менее привычен для машиниста и маршрут из Кирова в Шарью. Он почти вдвое короче – 256 км.

В ту зимнюю ночь Урванцев и Пашков вели пассажирский поезд № 67 Абакан – Москва. До Шарьи, где происходит смена бригад, оставалось недолго. Проехали станцию Поназырево, когда красный сигнал проходного светофора заставил сбавить ход и остановиться. Дальше, как положено по инструкции, связались по рации с дежурным по станции, тот сообщил: блок-участок впереди свободен. Выходит, неисправен либо светофор, либо путь. Двинулись на малой скорости, обратив всё внимание на ровные полоски рельсов в свете прожектора и на локомотивную сигнализацию: даже с отличным зрением сложно разглядеть все дефекты в пути, особенно ночью.

Запрещающий сигнал на локомотивном светофоре сменился разрешающим – электровоз миновал опасное место. Машинист и помощник отметили этот момент и снова остановили поезд: где-то под вагонами мог быть излом рельса.
«По моим ощущениям он должен был находиться не дальше второго вагона, – рассказывает Роман Михайлович. – Сказал об этом Вадиму, когда он отправился осматривать путь. Помощник двумя вагонами не ограничился, пошёл смотреть дальше. Излом рельса – меньше сантиметра – обнаружил под третьим вагоном. Молодец, хорошо сработал».

В таких случаях, говорит Урванцев, машинист сам должен принять решение, может ли поезд следовать дальше. Он решил, что рисковать жизнью и здоровьем пассажиров нельзя. Значит, надо ждать путейцев.

В ту январскую ночь излом рельса встретился на пути машиниста Урванцева впервые за 27 лет работы в локомотивном депо, хотя с нештатными ситуациями он имел дело не раз. Останавливал поезд экстренным торможением в нескольких метрах от идущего по рельсам человека, предотвращал наезд на автотранспорт.

Но не всегда благополучный исход зависит только от реакции машиниста – многотонный поезд моментально не остановишь. В прошлом июле, например, на переезд у станции Ежиха перед приближающимся поездом неожиданно выскочил ВАЗ-21015. Как потом выяснилось, водитель был пьян. Урванцев на автомате применил экстренное торможение, но чуда не случилось. Роман Михайлович не любит вспоминать, во что превратилась машина после столкновения. Водитель и пассажир в таких случаях редко выживают. Локомотив помяло изрядно, пришлось вызывать вспомогательный. Пассажиры поезда не пострадали.
«Было расследование, мы писали объяснительные. Комиссия пришла к выводу, что виноват водитель, к локомотивной бригаде претензий нет. Впрочем, мы это знали и сами, – говорит Урванцев. – Но в тот момент для нас важно было другое – абстрагироваться от ситуации и спокойно, без нервов довести поезд до Нижнего. Есть у меня наработанные приёмы психологической защиты. Помогают».

Марина Галкина
Нижний Новгород